Беженцы и мигранты

Exclusive Chat with Ukrainian Love Baziv: “We Never Planned on Ditching Home for Good”

Начало полномасштабного вторжения застало Любовь Базив с ее тремя детьми не в Украине – семья проводила отпуск за границей. 

«Утром 24-го февраля мы были в полном шоке. Первым желанием было – срочно вернуться! Но авиасообщение уже было закрыто. Мы очень рвались домой, потому что в нашем доме в Гостомеле, который буквально в первые дни полномасштабного вторжения был уже оккупирован российскими войсками, остались наши родители. Связь с ними полностью пропала. А это очень пожилые люди, которые не смогли бы эвакуироваться самостоятельно. Мы безуспешно пытались связаться с ними снова и снова. Искали волонтеров, которые помогли бы вывезти стариков из Гостомеля. Были даже «сталкеры» (ред. – люди, которые исследуют заброшенные места), которые пытались пробраться в наш квартал, чтобы им помочь. Но все было безуспешно. Никто не мог туда попасть, потому что это было крайне опасно», – рассказывает Любовь.

«Дедушка с бабушкой выжили чудом»

«Наши дедушка с бабушкой смогли выжить каким-то чудом – под постоянными обстрелами, в разбитом доме, с выбитыми дверями и окнами… Спасло то, что осталась коробка. Соседние дома, когда во двор прилетел снаряд, сгорели полностью. У нас был прекрасный жилой комплекс, рядом с парком, который накануне отремонтировали. Это был город-сад. Хорошо, что родители запасливые и успели набрать техническую воду.  Готовили себе поесть на костре. Забрать дедушку с бабушкой из Гостомеля нам удалось лишь в начале апреля. То, что пережили там двое 84-летних стариков, сложно передать, – вспоминает Любовь. – В Киевскую область родители переехали в 2014 году из Крыма, после аннексии полуострова Россией. Они прожили всю жизнь в Севастополе. Но в тот момент сказали – здесь мы больше жить не будем. Среди наших гостомельских соседей было много переселенцев из Крыма и Востока Украины. И теперь эти люди потеряли все уже во второй раз».

Фото из архива Любови Базив

Родители Любови базив в мирном Гостомеле за месяц до начала полномасштабного вторжения.

«Актеры играли для людей в бомбоубежищах»

«Мы никогда не планировали выезжать насовсем из Украины, поэтому вернулись домой, к работе. Я журналист, пишу о культуре. Только вот всем нам с того момента стало не до культурных развлечений. Поэтому, я продолжала писать об актерах, но только занимались они уже другим, их род деятельности совершенно изменился – кто-то пошел на фронт, кто-то в волонтеры. Словом, новости у меня были не о премьерах, а о том, кто сколько собрал на армию, сколько передал гуманитарной помощи, что полезного сделал для военных. В первые же дни полномасштабной войны в Ирпене погиб наш чудесный актер Паша Ли, который пытался помогать людям в оккупированном городе».

Фото из архива Любови Базив

Любовь Базив в Национальном академическом драматическом театре имени Ивана Франко.

«Я помню, как актеры говорили мне – наша профессия больше не нужна. Какой театр во время войны?! Но потом они поняли, что люди хотят хоть за что-то держаться. И кто-то начал играть для своих зрителей в бомбоубежищах, в подземных переходах, кто-то ставил спектакли в метро, – рассказывает Любовь. – Украинский театр и сейчас продолжает работать, поддерживая моральный дух украинцев, несмотря на постоянные воздушные тревоги и ракетные атаки. Потому что наша культура должна жить». 

«Трое детей вернулись в Киев, дочь бросила учебу в США»

«Вскоре в Киев вернулись все наши трое детей. Они не смогли принять жизнь вдали от дома. Младший сын очень тосковал и хотел вернуться в свою школу. Старшая дочь особенно нас поразила. Задолго до полномасштабного вторжения Ева поступила в университет в США (в Нью-Йорке) и уже какое-то время там училась. Неожиданно для нас она приняла решение забрать документы и вернуться в Киев. И сколько бы мы ни пытались объяснить дочери, что ей лучше не бросать учебу в Америке, никакие уговоры не помогали. “Я не могу находиться там, когда вы все здесь!” – сказала она, как отрезала, и вернулась в Украину. Я слышала много похожих историй о том, как возвращается молодежь. Они смелые, им не страшно, у них юношеский максимализм. Для них страшнее неопределенность за границей, чем бомбежки дома. Я даже говорила об этом с психологами. Безусловно, человеку, дом которого бомбят, значительно хуже, и мы это не сравниваем. Но психотерапевты подтверждают, что людям, которые далеко от дома, психологически тоже очень сложно, и часто гораздо хуже, чем мы себе представляем. По себе знаю, что такое, когда ты физически не можешь отреагировать, проконтролировать, чтобы, к примеру, все пошли в укрытие во время воздушной тревоги. Для молодежи очень важно физическое присутствие», – делится Любовь.

«Осенью война напомнила о себе с новой силой»

«Спустя несколько месяцев условного затишья в Киеве война напомнила о себе с новой силой. 17-го октября 2022-го года (я точно помню тот день) в наш двор прилетел ударный дрон. Он попал прямо в жилой дом, стоящий перед нашими окнами», – с ужасом вспоминает Любовь.

Фото из архива Любови Базив

Разрушенные дома в Гостомеле.

«Это было жутко. Мы все – я, муж и дети – в тот момент были дома. Мы живем в центре города в многоэтажке, на очень высоком этаже. Спуститься в тот момент уже никто никуда не смог, лишь успели все вместе (с котом и собакой включительно), закрыться в ванной. Был сильный удар и много дыма – нам показалось, что попало прямо в наш дом. Но когда мы все же стали спускаться вниз и вышли во двор, то увидели, что разбомбило соседний дом, стоящий прямо впритык к нашему. Пол того дома просто снесло, там погибли люди, среди которых была молодая пара (женщина была беременна). Попало также и по школе рядом, куда ходит наш младший сын (там выбило окна). Поэтому какое-то время дети не могли учиться. После этого российские обстрелы столицы стали регулярными. Из-за попаданий по энергетическим объектам города начались постоянные отключения электроэнергии. Мы поняли, что детей нужно снова вывозить, хотя бы из центра в пригород. Потому что для жителей высоток отсутствие электроснабжения означало отключение света, тепла, воды, также, что немаловажно, прекращал работать лифт.  Все это вынудило нас переехать к родителям в Гостомель, где к тому времени мы успели частично восстановить дом. И это был настоящий флэшбэк – снова зима, снова Гостомель, воздушные тревоги, вокруг разбитые дома. Но, по крайней мере, там был подвал и можно было поставить генератор. Так и сделали. Домой мы снова вернулись весной, когда ситуация более-менее стабилизировалась». 

«Вопреки обстрелам, Киев живет активной жизнью»

«Россия регулярно обстреливает Киев и сегодня. Но, вопреки всему, город живет! – говорит Любовь. – В школе сына полностью возобновился учебный процесс. Ребенок с огромной радостью ходит в 3-й класс. Вернулись почти все его одноклассники. Двое наших старших детей – студенты. Дочь поступила в Киеве на режиссуру, сын – на факультет международного бизнеса. Уезжать в будущем они никуда не хотят. До полномасштабной войны свои коррективы в процесс обучения детей внесла пандемия. Молодежь привыкла тогда “жить в онлайне”. Сейчас это помогает, потому что даже с теми друзьями, которые пока что не вернулись, дети общаются в чатах. Они отличаются от нас, наши дети другие. Вообще, умение многое делать онлайн всех нас очень выручило во время войны. Кто-то мог продолжать работать и платить налоги, кто-то учиться и не терять связь с друзьями».

Как говорить с детьми о войне?

«Меня многие спрашивают – как я говорю о войне с младшим ребенком? Ему восемь лет. Он знает о том, что идет полномасштабная война, о том, что на нас напала Россия. Разумеется, мы не показываем маленькому сыну шокирующие фото, даем ему информацию соответственно его возрасту, ведь детская психика хрупкая. Но он знает, в какой парадигме он живет: если тревога – повели в бомбоубежище и там продолжаем учиться, если угроза ракетной атаки утром – в школу не идем. Да, это его детство, оно так проходит. Первое время мы переживали и сомневались, например, отмечать ли ребенку день рождения, но потом поняли – второго детства не будет, поэтому, без излишеств, но маленькие праздники у детей должны быть. Они могут, к примеру, собраться и пойти в игровую комнату».

Фото из архива Любови Базив

Детство младшего сына Любови проходит на фоне войны.

Новая привычка – помогать и «донатить»

«Новые привычки есть и у взрослых. Меня часто спрашивают о них иностранцы, ожидая услышать о том, как мы теперь бегаем в укрытия или бесконечно делаем запасы еды. Но все не совсем так. Наша главная новая привычка – постоянно помогать. Кто-то выбирает большие волонтерские или благотворительные фонды, кто-то помогает адресно. Все мы, кто непосредственно не на фронте, живем с чувством вины, это называется “комплекс выжившего”. Тем, кто занимается общественно важной работой (учитель или врач), легче – они уже делают большой вклад в воюющей стране. Остальные донатят (жертвуют деньги), делают что-то полезное для армии. Можно сказать – мы, выжившие, этим себя спасаем», – делится Любовь.

Источник

14 Comments

  1. “It’s heart-wrenching to read about the hardships faced by families like Lyubov Baziv’s during the invasion. The determination to return home amidst danger showcases the strength and resilience of the Ukrainian people. My thoughts are with them during these challenging times.”

  2. Did Love Baziv and her family eventually manage to safely evacuate their parents from the occupied area in Gostomel?

    1. Yes, eventually in early April, Love Baziv and her family were able to successfully evacuate their elderly parents from the occupied area in Gostomel. It was a challenging and dangerous ordeal, but they managed to bring the grandparents to safety after a harrowing experience.

  3. Was the family able to successfully evacuate their elderly parents from the occupied area in time?

    1. Yes, the family managed to evacuate their elderly parents from the occupied area just in time, in early April. It was a challenging and dangerous situation, but thankfully they were able to bring the grandparents to safety amidst the ongoing conflict.

  4. Was Love Baziv able to successfully evacuate her elderly parents from the occupied area in time, considering the dangerous circumstances described in the article?

    1. Yes, Love Baziv was able to successfully evacuate her elderly parents from the occupied area in time. Despite the challenging circumstances described in the article, they managed to bring the grandparents from Gostomel out of danger in the beginning of April. It was indeed a harrowing experience for the family, but fortunately, everyone is now safe.

  5. “The story shared by Liubov Baziv is truly heartbreaking and highlights the resilience and strength of the Ukrainian people in the face of adversity. It’s inspiring to see the community coming together to support each other during such challenging times.”

  6. Starting a full-scale invasion caught Love Baziv with her three children not in Ukraine – the family was on vacation abroad. “On the morning of the 24th of February, we were in complete shock. Our first desire was to urgently return! But air communication was already closed. We were desperate to get home, because in our house in Hostomel, which was literally occupied by Russian troops in the first days of the full-scale invasion, our parents were left behind. Communication with them was completely lost. And these are very elderly people who would not be able to evacuate on their own. We unsuccessfully tried to contact them again and again. We were looking for volunteers who could help evacuate the elderly from Hostomel. There were even “stalkers” – people who explore abandoned places – who tried to get into our neighborhood to help. But everything was unsuccessful. Nobody could get there, because it was extremely dangerous,” says Love. “Grandpa and grandma miraculously survived.” “Our grandpa and grandma were able to survive by some miracle – under constant shelling, in a shattered house, with doors and windows knocked out… What saved them was that the box remained. The neighboring houses, when a shell flew into the yard, burned down completely. We had a wonderful residential complex, next to a park that had been renovated the day before. It was a garden city. It’s good that our parents were resourceful and managed to stock up on technical water. We were preparing to cook over a fire. We were only able to retrieve our grandparents from Hostomel in early April. What the two
    84-year-old elderly people experienced there is difficult p

  7. “The start of the full-scale invasion caught Luba Baziv with her three children not in Ukraine – the family was on vacation abroad. ‘On the morning of February 24th, we were in complete shock. Our first wish was to urgently return! But the air communication was already closed. We were very eager to go home because in our house in Hostomel, which was literally occupied by Russian troops in the first days of the full-scale invasion, our parents were left behind. Communication with them was completely lost. And these are very elderly people who could not evacuate on their own. We unsuccessfully tried to contact them again and again. We looked for volunteers who could help take the old people out of Hostomel. There were even ‘stalkers’ (ed. – people who explore abandoned places) who tried to break into our neighborhood to help them. But all was in vain. No one could get there because it was extremely dangerous,” – tells Luba. ‘Grandpa and grandma miraculously survived’ ‘Our grandpa and grandma miraculously survived – under constant shelling, in a demolished house, with broken doors and windows… What saved them was that there was a box left. The neighboring houses, when a shell hit the yard, burned down completely. We had a wonderful residential complex, next to a park that had been renovated the day before. It was a city-garden. Luckily, our parents were resourceful and managed to collect technical water. We were preparing to eat on a campfire. We were only able to take grandpa and grandma out of Hostomel in early April. What the two 84-year-old elderly people went through there is hard t

  8. “The harrowing account shared by Love Baziv and her family truly highlights the devastating impact of the ongoing conflict. It’s heart-wrenching to hear about their struggles to ensure the safety of their elderly parents trapped in the occupied area. The resilience and resourcefulness shown are truly remarkable. My thoughts are with them during these difficult times.”

  9. Did Ukrainian Love Baziv and her family manage to safely return home amidst the full-scale invasion? It must have been a harrowing experience for them.

    1. EmilySmith, Ukrainian Love Baziv and her family faced a challenging situation during the invasion. Thankfully, they were able to safely bring her grandparents back home in early April after enduring the turmoil in their occupied house. It was indeed a harrowing experience for them all.

  10. “My heart goes out to Love Baziv and her family. The harrowing experience they faced during the invasion is truly unimaginable. The courage and resilience shown by her grandparents in such dire circumstances is awe-inspiring. It’s a testament to the strength of the human spirit in times of adversity.”

Leave a Reply

Your email address will not be published.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Back to top button